Разминка для ума: должен ли Насреддин отдать золото, если ишак не заговорил?

Известный восточный мудрец Ходжа Насреддин подрядился за мешок золотых динаров за три года научить говорить ишака. Второй стороной договора был эмир. Ишак в договоре не участвовал, но стал третьей стороной по делу через три года – когда наступил срок выполнения Насреддином принятых перед эмиром обязательств. В ходе судебного процесса ишак не смог ответить ни на один вопрос судьи. Насреддин настаивал, что ишак через адвоката использует свое право не давать показаний против себя и своего хозяина и потому молчал.

Коллеги, как считаете, должен ли согласно ныне действующему законодательству Ходжа Насреддин отдать мешок золота эмиру?

Посмотреть ответ

Применение той или иной законодательной нормы в данной ситуации во многом зависит от субъективного отношения к договору самого эмира. Если он искренне верил, что Насреддин сможет научить говорить ишака, здесь применяются положения ч. 2 ст. 179 ГК РФ — “Сделка, совершенная под влиянием обмана, может быть признана судом недействительной по иску потерпевшего”.

Если эмир все прекрасно понимал и решил поддержать шутку Ходжи, то вполне можно вести речь о мнимой сделке, “совершенной лишь для вида, без намерения создать соответствующие ей правовые последствия”, а значит она ничтожна (ч. 1 ст. 170 ГК РФ).

Возможно, хитрый Насреддин сможет убедить суд и в том, что он смог бы научить ишака говорить и даже несколько раз ему удавалось, но в данном конкретном случае ему попалось не обучаемое животное, а значит, должна применяться Статья 416 ГК РФ “Прекращение обязательства невозможностью исполнения”:

В любом из названных случаев, у хитрого Ходжи Насреддина нет никаких обязательств и мешок золота он отдавать не обязан.

Была ли полезна статья?
Заказать презентацию
Напишите нам
Заявка на обучение